-- В начало сайта - | - Фотогалерея - | - Обратная связь --
Навигация по сайту

добавить на Яндекс


» » Генерал Шаймуратов

Генерал Шаймуратов

Категория: 1941-1945 | 3-03-2011, 02:22 | Просмотров: 9066

«СЛАВА БАШКИРСКИХ КОННИКОВ» Автор-составитель Ф.Н. Вахитов.
Короткой строкой документов (из фондов Госархива РБ. Фонд 122, опись 28, дело 16).
О командире 16-й гв. кав. дивизии генерал-майоре Шаймуратове М.М. 1 (Л. 1-4, машинопись)

Председателю Совета Министров Союза ССР тов. И.В. Сталину
По заданию Государственного Комитета Обороны в ноябре месяце 1941 года была сформирована Башкирская кавалерийская дивизия, командиром которой приказом НКО был назначен отозванный из кавалерийского корпуса Доватора полковник М.М. Шаймуратов.
В течение краткого времени усилиями полковника Шаймуратова дивизия превратилась в боеспособное соединение и в апреле 1942 года была направлена в действующую армию в состав Брянского фронта.
На протяжении всей Великой Отечественной войны дивизия постоянно находилась на ответственных участках фронта и всегда справлялась с боевыми задачами, проявляя смелость и морально-политические качества.
В июле 1942 года дивизия нанесла сокрушительный удар по наступающему противнику в районе Борки – Тербуны, уничтожила более 5000 солдат и офицеров, отбросила противника и удержала этот участок обороны до самой глубокой осени.
В октябре 1942 года, преодолевая трудный, длительный 550-километровый марш, дивизия в организованном порядке прибыла в район Серафимовичи и вошла в состав войск Юго-Западного фронта, откуда, приданная пятой танковой армии, 19 ноября первой прорвала глубоко укрепленную оборону противника и с успешными боями вышла в район станции Обливской, перерезала железную дорогу Сталинград – Ростов, путь отхода немецким частям.
В дальнейших боях дивизия принимала активное участие в освобождении станций Морозовская, Тацинская, Белая Калитва и была переброшена в район Ворошиловграда для выполнения особого задания командования – прорваться в тыл противника.
Находясь в глубоком рейде в районе Чернухино – Добальцево, дивизия смелыми кавалерийскими налетами уничтожила крупные базы снабжения, тылы, штабы и пустила под откос эшелоны немецких войск, идущие на подкрепление передовых позиций.
Во время выполнения этого боевого задания в рейде 24 февраля (в действительности 23 февраля. – Ф. В.) 1943 года генерал-майор Шаймуратов героически погиб в деревне Штеревка Ивановского района Ворошиловградской области.
В последующих наступательных действиях наших войск дивизия генерал-майора Шаймуратова продолжала участвовать во всех боевых операциях, вплоть до взятия Берлина, за что неоднократно отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего, получила наименование Черниговской, награждалась орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова, Кутузова III-й (в действительности II – Ред.) степени и 70 (в действительности 78 – Ред.) ее воинов были удостоены звания Героя Советского Союза.
Областной комитет ВКП(б), Президиум Верховного Совета и Совет Министров Башкирской АССР, учитывая особые заслуги перед Родиной бывшего командира 16-й гвардейской кавалерийской дивизии генерал-майора Шаймуратова М.М., просят Вас присвоить ему посмертно звание Героя Советского Союза и разрешить установить монументальный памятник в городе Уфе.
Секретарь областного комитета ВКП(б) С. ВАГАПОВ
Председатель Президиума Верховного Совета Башкирской АССР Н. НИГМАДЖАНОВ
(Исправлено: Ф. Загафуранов).
Гор. Уфа, 11 декабря 1948 года.
(Исправлено: 9 ноября 1950 года. – Возможно, дата вторичного представления к высокому званию – Ф. В.).


В Президиум Верховного Совета БАССР от бывшего начальника Особого отдела 16-й гвардейской дивизии 7-го кав. корпуса гв. майора Кузнецова Михаила Ильича об обстоятельствах гибели командира 16-й гв. кавдивизии 7-го кав. корпуса гв. генерал-майора Шаймуратова М.М.
Мне известно следующее: генерал-майора Шаймуратова я знал с декабря 1941 года, т. е. с начала формирования 112-й Башкирской (16-й гв.) кавдивизии и до момента его гибели, т. е. 23 февраля 1943 года. Вместе с ним участвовал во всех боях, проходивших под его командованием. Боевые действия, проходившие под командованием Шаймуратова, получили блестящую оценку Верховного Командования, о чем свидетельствуют неоднократные приказы с объявлением благодарности И.В. Сталина, а 15 февраля (в действительности 14 февраля. – Ф. В.) 1943 года дивизии было присвоено звание гвардейской.
Лично Шаймуратов во всех известных мне боевых действиях проявлял себя как беззаветно преданный Родине, талантливый и смелый командир Советской Армии.
По окончании боевых действий под Сталинградом и выполнении боевых задач под Ворошиловградом 16-я кавдивизия в составе 7-го корпуса была направлена в рейд в глубокий тыл противника, где под командованием Шаймуратова в тяжелых зимних условиях вела ожесточенные бои, нанося противнику громадный ущерб в живой силе, технике и на коммуникациях.
Немецкое командование, стремясь уничтожить наши части, действовавшие в их тылу, бросило на нас несколько стрелковых дивизий, мотомеханизированные и танковые части, авиацию, однако наша дивизия продолжала беспрерывно наносить сокрушительные удары по врагу, вплоть до своего выхода из тыла противника.
Генерал-майор Шаймуратов в период рейда по тылам противника вел себя подлинно героически, ярким примером чего может служить его поведение в период боев в Чернухино. По приказу командования к нам в Чернухино должны были дойти наши мотомехчасти, поэтому заняв с боем часть улиц Чернухино, наша дивизия в течение пяти суток вела беспрерывный бой с противником, к последнему дню боя на занимаемых нами улицах противником были сожжены и разбиты все постройки, снег стал черным от копоти и земли, вздымаемой снарядами и минами. Командный пункт Шаймуратова находился в небольшом деревенском погребе, где постоянно глушило разрывами и осыпалась земля, однако Шаймуратов ни на минуту не терял самообладания и весь был поглощен напряженностью боя и стремлением нанести как можно больший ущерб противнику.
На исходе пятых суток был получен приказ о выводе наших частей из Чернухино в другое место. Командование корпуса, во главе с генерал-майором Борисовым, зная о том, что Чернухино окружено плотным кольцом противника, проявило растерянность (мое личное мнение), а вывод частей из Чернухино возложило на Шаймуратова, что им и было исключительно мастерски проведено; все части, находившиеся в Чернухино, вышли при незначительных потерях в людском составе. Шаймуратов вывел тогда целый корпус буквально из пасти противника, вывел глухой ночью, одному ему известными путями.
По выходе из Чернухино дивизия, продолжая с боями продвигаться в тылу противника, к 21 февраля 1943 года подошла к ст. Петровеньки, где в течение суток вела бой, нанося большой урон немецким войскам, причем было сильно разрушено ж.-д. полотно и уничтожено несколько ж.-д. составов. В ночь на 22 февраля мы заняли шахту № 152 и днем 22 февраля шел бой, который к вечеру утих. С наступлением темноты, в 8–9 часов вечера я зашел к Шаймуратову, он в это время находился в маленьком домике рабочего шахты, там же в этот момент находился нач. штаба Голенев. Был получен приказ о выводе наших частей из рейда, т. е. из тыла противника, в соответствии с которым Шаймуратов отпустил нач. штаба Голенева, а со мной, как командир, уже имевший опыт выхода из рейдов (имеется в виду участие М.М. Шаймуратова в глубоком рейде в составе корпуса Доватора под Москвой. – Ф. В.), стал беседовать о предстоящих трудностях, с которыми мы можем встретиться, причем менее всего он думал о себе, а беспокоился о том, хватит ли стойкости, решительности и физических сил у бойцов и командиров в решительный момент при выходе, т. к. предполагался жестокий бой с наседавшими немецкими частями и одновременно бой при прорыве укрепленной линии обороны противника, тогда как силы нашего людского состава измотаны прошедшими непрерывными боями. Шаймуратов тогда говорил: «Предстоит выполнить самую сложную часть задачи, вывести дивизию из тыла, выход из тыла является самым сложным моментом, т. к. при этом может оказаться, что некоторые из нас будут в безвыходном положении, лишены возможности получить помощь товарищей и будут предоставлены сами себе, может случиться, что часть дивизии прорвется, а часть не успеет, т. к. прорыв в обороне противника может быстро сомкнуться».
О себе им было тогда сказано так: «Если я окажусь в безвыходном положении, то вот будет мой выход (при этом указал на имевшийся у него пистолет), чтоб я, бывший батрак, старый командир, опозорил собой Красную Армию, этого я допустить не могу». Тогда же Шаймуратов рассказал мне как погиб Доватор, с которым он был вместе в боях под Москвой.
Вскоре был получен приказ о выступлении, и наша дивизия вышла, а к 4 часам утра 23 февраля 1943 года вступила в деревню Юлино. По прибытии в д. Юлино Шаймуратов был вызван в штаб корпуса, куда вместе с ним пошел и я. Там Шаймуратову было приказано генерал-майором Борисовым, не приостанавливая движения, идти на прорыв, причем наша дивизия должна первой прорвать оборону противника. Шаймуратов спросил, будет ли дано время на разведку, но получил ответ, что разведка уже произведена другими частями и что перед нами очень слабые силы противника, после этого Шаймуратов позвал меня, и мы пошли к своей дивизии, по пути он только сказал: «Было бы лучше, если бы разведка была произведена нами, но раз есть приказ, его нужно выполнять». Вызвал Голенева и отдал ему последние приказания на предстоящий бой.
К шести часам утра 23 февраля 1943 года дивизия в конном строю вышла на открытое, с глубоким снегом поле, по которому тянулась линия обороны противника, с густо расположенными железобетонными ДЗОТами и обнесенная несколькими рядами колючей проволокой заграждения. Начался бой, он разгорался со страшной силой и стремительностью. Наша дивизия шла на противника двумя лавами, во главе одной был Шаймуратов, а другой – Голенев. Шаймуратов тогда был от меня в 150–200 метрах, верхом на своем вороном коне, слышно было как он подал команду: «Вперед, за мной!». Находясь в 50–100 метрах от противника, он был сбит огнем противника с коня, стремительно вскочил снова в седло, снова был сбит. Немцы, по-видимому, хорошо рассмотрели в нем командира и перенесли на него шквальный огонь. Я видел, что упали некоторые товарищи, бывшие рядом с Шаймуратовым. У меня в это время была убита лошадь, а рядом со мной ранен нач. штаба Голенев. Возможности кому-либо подойти к Шаймуратову тогда не было, и он остался на поле боя, а дивизия в тот день провела бой еще на другом участке немецкой обороны и вышла из тыла противника в ночь с 23 на 24 февраля 1943 года.
Мне известны некоторые данные комиссии, занимавшейся летом 1948 года установлением места гибели и места погребения тела Шаймуратова, и я считаю, что Шаймуратов погиб именно там, где и установила комиссия.
Хочу еще добавить в отношении суждений некоторых лиц: «А находился ли в том бою Шаймуратов именно во главе дивизии?» – так могут сказать только те, кто там не был, я же как очевидец утверждаю, что он тогда находился именно впереди дивизии. Кроме того, могу добавить, что и ранее во многих боях, когда положение становилось наиболее напряженным и опасным, Шаймуратов всегда оказывался впереди, так было в наиболее тяжелых боях на реке Олым, под Оржановским, Обливской, Сиволобовым, Краснояром, Ворошиловградом и многих других. Данные, изложенные мной, могут подтвердить все товарищи, которые участвовали в боях 23 февраля 1943 года.
Как непосредственные участники этого боя, которые могли видеть в тот момент Шаймуратова, мне известны следующие товарищи:
Кадыров С. Р., г. Уфа, Дорофеева, 7;
Сарыгин А. А., г. Уфа, Ленина, 2;
Голенев И. И., г. Москва, Штаб кавалерии;
Саитов, райвоенком Альшеевского района БАССР;
Асадуллин, б. боец личной охраны Шаймуратова, проживает в Туймазинском районе БАССР;
Фондеранцев, б. ком. полка, в данное время работает в одной из областей Белоруссии военкомом;
Черников, б. нач. оперативного отдела штадива, в данное время преподаватель кав. училища в г. Кирсанове;
Сайфуллин, б. боец, в данное время находится в с. Улу-Теляк того же района БАССР;
Юмадилов, б. старшина, в данное время зав. заготпунктом сырья в с. Дюртюли того же района.
Полагаю, что найдутся еще и другие товарищи, фамилии которых я в данное время не помню.
М. КУЗНЕЦОВ.
05.01.1949.
Уфа, Сталина, 40, кв. 25.


«ЗНАЛ ШАЙМУРАТОВА ГОРЯЧИМ СОВЕТСКИМ ПАТРИОТОМ»
(из истории обращения к С. М. Буденному)
Руководством Башкортостана неоднократно принимались меры по восстановлению справедливости вокруг имени Шаймуратова. Так, после тщательной подготовки документов в 1948 году было возбуждено ходатайство о присвоении М. М. Шаймуратову звания Героя Советского Союза посмертно. От имени правительства БАССР и обкома партии ездил в Москву Сабир Ахмедьянович Вагапов (в 1940–1946 гг. работал председателем СНК БАССР, в 1946–1953 гг. – первым секретарем обкома партии). В Москве после изучения материалов сказали: «Добро, пусть только завизирует маршал Буденный...» Семен Михайлович в то время был командующим кавалерийскими соединениями.
Буденного в Москве не оказалось. К нему приехали на загородную дачу. Посмотрев документы, он сказал: «Я что-то такого генерала не знаю и не помню». Конечно, отказался от резолюции.
А если бы подписал? Тогда горячо любимому народом кавалерийскому маршалу не снести бы головы. Не поздоровилось бы и башкирским руководителям. Сталин всех попавших в плен и пропавших без вести относил к разряду предателей Родины, людей, ходатайствующих за них, ставил в разряд неблагонадежных.
Времена изменились после смерти Сталина в 1953 году. На XX съезде партии в 1956 году культ личности был осужден. И теперь в 1958 году С. М. Буденный пишет в ЦК партии следующее:
«Мне стало известно, что Башкирский обком и правительство БАССР обратились с просьбой о присвоении посмертно звания Героя Советского Союза генерал-майору Шаймуратову Минигалию Мингазовичу, бывшему командиру 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. Я знал М. М. Шаймуратова как человека большой силы воли, способным военачальником и горячим советским патриотом. В те дни тяжелой борьбы с немецко-фашистскими захватчиками он проявил себя умелым организатором и командиром кавалерийского соединения, неоднократно показывал пример личного мужества, доблести и геройства.
Присвоение М. М. Шаймуратову посмертно звания Героя Советского Союза будет достойной оценкой его заслуг в борьбе против черных сил фашизма и послужит благородному делу воспитания советских людей в духе беззаветной преданности нашей великой Родине.
Поддерживаю ходатайство Башкирского обкома и Совета Министров БАССР о присвоении посмертно звания Героя Советского Союза генерал-майору Минигалию Мингазовичу Шаймуратову.
С. М. БУДЕННЫЙ»
Республиканский музей Боевой Славы . Ф. НВ 950.

Министру обороны СССР
Маршалу Советского Союза
т. Малиновскому Р. Я.

РАПОРТ

Я, гвардии генерал-майор запаса Борисов М. Д., бывший командир 8-го кавкорпуса, преобразованного в 7-й гв. кавкорпус, обращаюсь к Вам с просьбой возбудить ходатайство о присвоении звания Героя Советского Союза командиру 112-й Башкирской кавдивизии, преобразованной в 16-ю гвардейскую башкирскую кавдивизию, гвардии генерал-майору Шаймуратову Минигалию Мингазовичу (посмертно) (далее идет описание боевого пути дивизии и заслуг Щаймуратова на 6 страницах. - Ф. В.).
...Нашей разведкой и местными партизанами было установлено, что район Добальцево забит танками, войсками и грузами, проходящими на Ворошиловград и Зверево. В Штеровке выгрузилось большое количество пехоты.
Башкирская кавдивизия успешно отбивала многократные атаки пехоты и танков противника. Одновременно продолжала производить налеты на склады с боеприпасами, продовольствием и горючим, поджигала и пускала под откос вражеские эшелоны с живой силой, горючим и награбленным добром.
Продовольствия, фуража и горючего было захвачено у врага достаточно, но конникам не хватало боеприпасов. Несмотря на неоднократные запросы в штаб 3-й гвардейской армии, последний не организовал доставку боеприпасов до конца рейда...
Ввиду подавляющего превосходства противника, недостатка боеприпасов, командир 7-го гв. кавкорпуса принял решение перейти к круговой обороне, прочно удерживаясь на коммуникациях противника до подхода 2-го гв. танкового и 1-го гв. механизированного корпусов, о выдвижении которых сообщил командующий 3-й гв. армией.
16-я гв. Башкирская кавдивизия занимала район Чернухино. В продолжении двух дней со сверхчеловеческими усилиями вели бой воины-башкиры. Они дрались за каждый дом, каждый сарай, в удобный момент сами переходили в атаку, сходились в штыки, нанося противнику большие потери. Участки перехваченного железнодорожного полотна конники-башкиры удержали. На самых опасных участках боем руководил лично генерал Шаймуратов М. М.
Но силы были неравные. У дивизии не было противотанковых гранат, снаряды на исходе. Противник сжимал кольцо окружения. Идущие к нам на помощь танковый и механизированный корпуса не могли прорваться и неизвестно где находились.
К исходу 18 февраля обстановка сложилась так: либо конники в тылу противника должны были погибнуть, либо оставить захваченный район, прорвать кольцо окружения и перейти к подвижным действиям, нанося противнику удар и парализуя работу его тыла.
Комкор решил выйти из окружения. В этой обстановке башкирская кавдивизия получила приказ: находясь в первом эшелоне корпуса, в ночь на 19 февраля прорвать кольцо окружения и выйти на ст. Фащевка. Дивизия на флангах прорыва успешно выполнила задачу и к рассвету 19 февраля достигла ст. Фащевка и пос. Покровский, где внезапными ударами уничтожила до батальона пехоты противника и сожгла его эшелоны с боеприпасами и неисправными танками. После этого дивизия устремилась на Веселый, Стрюково. В скоротечном бою гарнизоны противника были уничтожены. Генерал Шаймуратов был в передовых частях дивизии.
В это время немецкие саперы, согнав местное население, строили тыловой оборонительный рубеж на р. Миус в районе Фащевка.
Уничтожив роту противника в количестве 130 чел. и распустив местное население, конники заняли этот рубеж...
Об этом 19 февраля по радио было доложено командующему фронтом генералу Ватутину, который ... предлагал занимаемый рубеж не оставлять и сообщил, что 20 февраля вся фронтовая авиация будет работать на корпус по доставке ему боеприпасов. Но к исходу дня 20 февраля авиация так и не появилась... (две страницы пропущены. – Ф. В.).
23 февраля 16-я гв. башкирская кавдивизия развернулась и пошла в атаку на вражеские позиции с тыла. Противник, не будучи скованным в действиях с фронта, огонь всей артиллерии обрушил на конников. Атаку башкирской дивизии встретил ураганным огнем...
В этом тяжелом бою 23 февраля, находясь в боевых порядках дивизии, пал смертью храбрых ее командир гвардии генерал-майор Шаймуратов Минигали Мингазович.
Башкирская дивизия под командованием генерала Шаймуратова на протяжении всего рейда блестяще выполнила поставленные ей боевые задачи. Войдя в рейд обычной дивизией, она вышла из него гвардейской (пропущена одна страница. – Ф. В.).
В каком бы тяжелом бою ни находилась дивизия, Шаймуратов не терял нити управления, своей большой волей направлял усилия воинов на разгром врага, лично показывал образцы стойкости, мужества и геройства.
В годы Великой Отечественной войны в приветствии башкирскому народу Никита Сергеевич Хрущев писал: «...Мужественно сражаются за освобождение Украины и славные сыны башкирского народа».
Вся боевая деятельность генерала Шаймуратова М. М. и особенно его деятельность на Волге и в рейде по тылам противника достойна присвоения звания Героя Советского Союза. Я представил бы его к этому званию непосредственно после его гибели, но не мог этого сделать, так как меня постигло ... тяжкое несчастье...
Вскоре после войны я также не смог этого сделать, так как культ личности отразился и на мертвых. Было запрещено о генерале Шаймуратове упоминать в печати, по радио и в кино...
Бывший командир 7-го гв. кавалерийского корпуса
гв. генерал-майор запаса БОРИСОВ
27 января 1963 года
г. Харьков (дом. адрес.)
Республиканский музей Боевой Славы . Ф. НВ 951.

Из ответа Управления кадров МО СССР на рапорт генерала Борисова
21 февраля 1963 г.
...Проверкой учетных документов установлено, что генерал-майор Шаймуратов Минигали Мингазович за подвиги и заслуги в годы Великой Отечественной войны командованием был награжден в 1941 году орденом Красного Знамени и в феврале 1943 года - орденом Красной Звезды.
Других представлений командования о награждении или присвоении Шаймуратову М. М. звания Героя Советского Союза в годы войны не поступало.
Учитывая, что заслуги генерал-майора Шаймуратова М. М. в годы Великой Отечественной войны отмечены, рассмотреть положительно вопрос о представлении его к званию Героя Советского Союза в настоящее время не представляется возможным.
Начальник отдела (подпись).
Республиканский музей Боевой Славы . Ф. НВ 952.




Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


Вопрос: Сколько пальцев на правой руке?
Ответ:





Поиск по сайту

Авторизация


Регистрация

Кармаскалинский портал

Последние новости


Из каких источников вы узнаете о новостях села, района, республики, страны и мира:
-периодическая печать
-радио и телевидение
-Интернет
-др. источники